Культура под покровом ночи

 
19 мая, 2013
Фонтанка.ру

Петербург пережил шестую Ночь музеев. Очереди к середине мероприятия стояли практически везде. Десятки тысяч людей отказались от сна, чтобы посмотреть на то, на что в обычные дни у них не хватает времени. «Фонтанка» также взглянула, что подготовили участники Ночи для своих гостей.

Для нескольких сотен человек Ночь музеев началась со ступеней Исаакиевского собора. На этот раз внутрь решили не приглашать, однако на площадке, обращенной к Неве, между колонн расположился симфонический оркестр. Движение по близлежащим улицам не закрывалось, так что к партиям труб порой весьма органично добавлялись клаксоны. Несмотря на большое открытое пространство, музыку было прекрасно слышно и в начале парка на противоположной стороне собора, где маленькие дети устроили танцы под классику.

Большой зал Филармонии, впервые решивший поучаствовать в Ночи музеев, тоже был полон. В партер — не попасть, там расположились те, кто вошел к моменту начала концерта, поэтому всех желающих приглашали на балкон. Многие из тех, что оказался на концерте фортепианных вариаций, судя по поведению, был в Филармонии впервые.

Утомленные дети смотрели на улицу через распахнутые окна, на соседнем подоконнике молодая девушка внимательно изучала расписание Ночи, мужчины в гавайских рубашках, не снимая кепок и с фотоаппаратами наперевес, заходили ненадолго, толкались в проходе и, «отметившись», шумно покидали зал, оставляя музыку тем, кто просто был рад дополнительной возможности за небольшие деньги посетить прекрасное выступление.

Битком было и в лютеранской Петрикирхе на Невском проспекте, очередь тянулась от самых церковных ворот. Прибежище немецких «колонистов» фактически впервые открыло свои катакомбы для столь широкого круга зрителей. Оказалось, что подвалы расписаны где-то в весьма авангардной манере, где-то достаточно технично, но на неожиданные для церковных подземелий темы: в арках и сводах — изображения борьбы с религией в XX веке, депортация немцев. Немного поднявшись на средний ярус подвала, оказываешься на выложенном потрескавшейся и отбившейся местами от времени кафельной плиткой дне бывшего бассейна. В плавательный центр кирха превратилась в 50-х годах. Когда бассейн было решено закрыть, выяснилось, что совсем расстаться с его конструкциями невозможно из-за угрозы обрушения всего здания. В итоге сейчас в том, что осталось от чаши, проходит выставка, а верхняя часть и трибуны оказались в основном зале ныне действующей церкви. Помимо истории жизни немецкой колонии в Петербурге пришедшие также могли расположиться на ярусах балкона и насладиться органной музыкой.

В Фонд Михаила Шемякина на Садовой улице очереди не стояло. Толпы были напротив — у дверей популярных ночных клубов и ресторанов. В шемякинском же Фонде было приятно пустынно, что позволило рассмотреть экспозицию «Дети в искусстве». Для тех, кому до 18-ти, смотреть на картины, тем более весьма специфического содержания и манеры письма, не всегда интересно, однако для них придумали «квест» - предложили поучаствовать в голосовании на самых интересных художников. В итоге стайки подростков и взрослых с любопытством вчитывались в имена, обсуждая практически каждую картину или скульптуру.

Представить себя в мире людей, живущих только звуками и тактильными ощущениями, предлагали посетителям библиотеки для слепых и слабовидящих на Стрельнинской улице. Всех желающих учили языку Брайля и предлагали что-то написать. Для гостей была приготовлена необычная выставка — на ощупь надо было определить те или иные скульптуры, а рядом расположились люди - живые книги.

На улицах — традиционные пробки посреди Ночи и толпы. В пробках — исторические трамвайчики и «рогатые» округлые троллейбусы. В музее «Горэлектротранса» даже хотели пустить конку. Но кони не потянули.
Таксисты уверяют, что дикое скопление машин именно из-за акции, в другие выходные дни, даже при отличной погоде, такого количества людей нет. Все кафе — битком. От музея к музею, среди прочих, перемещаются молодые люди из числа тех, для кого, похоже, задуманная как культурная, акция, скорее, желание быть в модном тренде.

Кстати, для тех, кто не мог разорваться между ночной жизнью, музеями и трансляцией Евровидения, на шведское шоу можно было глянуть в перерыве от экспозиций - в музее политической истории. Девушки на высоких каблуках, не очень предназначенных для долгих прогулок, юные хипстеры с вопросом «а ты зачекинился в Фонтанном доме?», все те, кто узнал о событии из пабликов в социальных сетях, потягивая пиво, были готовились к штурму очередной крепости искусства.

Штурмовать, к слову, было что. К примеру, Артиллерийский музей на Кронверкской набережной. Реконструкторы времен Рима, правда, тоже были на модной волне — снимали «гарлем шейк» на удивление пришедшим. Неподалеку — в Музее политической истории иностранные гости в исторической гардеробной тоже приобщались к боевому прошлому России. Правда, их больше интересовали популярные буденовки. Другие же с удовольствием представали в образах благородных дам и кавалеров.

Ночь музеев оказалась прекрасным поводом для взрослых вернуться в детство. В другое время они бы просто не пошли в зоопарк смотреть на тигра — если нет своих детей, то в зоосад многие пойдут в последнюю очередь. А Ночью они с удовольствием, поддавшись желаниям, отправлялись гладить дикобраза или в закулисье экзотариума. Все очень подробно, но мимо одного из помещений экскурсоводы всех тихонько проводят со словами: "А в этой комнате сейчас размножаются некоторые интересные виды, не будем им мешать". Для детишек в зоопарке — презентация животных, рассказывают, кто есть кто. После того, как речь пошла о крысах, о том, что они очень умные, - маленькая девочка сразу начинает канючить: "Папа, я хочу такую же".

Организаторы Ночи музеев заранее предполагали, что к ним придет около 100 тысяч человек. Возможно, далеко не все из них смогли оценить представленные экспозиции, но, не исключено, что в другие дни, когда нет заражающего чувства толпы и желания соответствовать веяниям моды, они бы просто прошли мимо музея. Повсеместные очереди несколько сбивают градус ажиотажа.

Тем временем министр Мединский предложил проводить такие акции четыре раза в год. В Петербурге успех подобного начинания с большой долей вероятности зависит еще и от погоды, которая не всегда радует в остальные сезоны. Что касается толкотни, в столице, к примеру, в некоторые музеи в этом году ввели запись, ожидания это не отменило, но несколько упорядочило. Однако в столице для ночных визитов были открыты крупнейшие выставочные залы. В том числе Третьяковской галереи. Эрмитаж же вновь «приоткрылся» весьма специфически — по специальной акции Ночи музеев можно было пройтись по Меншиковскому дворцу.

Ксения Потеева

 
До «Ночи музеев-2017» осталось не так уж и много!2017-05-20T19:00:00+04:00