Большой забег: Шесть впечатлений после Ночи музеев

 
22 мая, 2017
Петербургский авангард

Как выжить без света, почему космический мусор опасен для планеты, зачем в Советском Союзе граждане сдавали кости в переработку, — на эти вопросы искали ответы посетители акции «Ночь музеев» в Санкт-Петербурге. И неспроста: фестиваль посвятили Году экологии. Корреспондент «Авангарда» рассказывает об одном из маршрутов в ночь с 20 на 21 мая.

 

Школа выживания в условиях блэкаута

(«ЛабиринтУм», улица Льва Толстого, 9а).

Подача воды прекратилась. Очистные станции не работают. Электричества нет. Отключился телефон и компьютер. Нет интернета. Закрылись все магазины и банки. Метро стоит, из аэропортов не вылетают самолеты. В городе — хаос. Начались грабежи и поджоги. Задача: выжить в новом страшном мире. Такой квест предложили посетителям «ЛабиринтУма».

Очередь из желающих попасть в музей интерактивной науки была огромной. Но двигалась она быстро. Квест проходил в темных и душных помещениях, но так было задумано — ведь наступил полный блэкаут. А значит — кондиционеров тоже нет.

Над горой пустых бутылок возвышался стакан с парой глотков воды. В обычной жизни мы тратим 300 литров жидкости в день. А каково это — выжить, когда можешь выпить полстакана воды в сутки?

Кредитки, деньги и техника стали ненужным хламом. Все это выставили в витрине под лозунгом «Теперь это не актуально». Кухня напомнила приют бомжа — грязная, с немытой посудой и тараканами. Такой она стала за несколько дней. На углу торговец предлагал купить крысиное мясо…  

Вдоволь напугав гостей новой реальностью, экскурсоводы предложили сделать выбор — пойти налево и получить помощь государства или отправиться направо, чтобы выживать самостоятельно. Большинство предпочло второй вариант. В толпе послышалось: «Вот до чего партия власти довела!». Все-таки чиновникам веры нет.  

После скитаний по темным коридорам толпа сталкеров встретила отшельника. Узнала, как самому обзавестись домашним хозяйством. И выбралась наружу. Выжили не все — только каждый второй. «Спасшимся» фермерам волонтеры подарили по пакетику семян — надо же как-то прокормиться в сложные времена. Оказалось, что среди тех, кто полагался на помощь государства, «живых» еще меньше. Так что интуиция не подвела.

 

Сбор костей и урок пропаганды ЗОЖ

(Музей С. М. Кирова, Каменноостровский проспект, 26-28).

Подметать пол нужно каждый день, чистую ванную накрывать тряпкой, а стирать одежду — только в общественных прачечных: на агитсборе в Музее Кирова рассказали, как советская власть ломала старые бытовые устои.

«Пользуйтесь фабрикой-кухней. Там готовят прекрасные обеды, которые накормят любого члена вашей семьи! Ну и конечно — долой двуспальные кровати, разносчики заразы. Выбирайте кровати попроще, раздельные, наших фабрик. Потому что современному человеку положено не больше пяти квадратных метров. Поэтому, товарищи, будем устраивать свой быт в соответствии с современными нормами жизни», — речь гида-агитатора завершилась бурными аплодисментами.

От правил уборки жилища перешли к гигиене, здоровому образу жизни и борьбе с пьянством. Потому что настоящий пионер не только сам не пьет спиртного, но и требует, чтобы родители завязали с пагубной привычкой.  

Рассказали экскурсантам и о сложной жизни в Стране Советов в 1930-е годы, когда приходилось получать продукты по заборным книжкам. В месяц рабочий мог рассчитывать всего на 800 грамм мяса, а трудящийся — на 400 граммов. Ежедневно выдавали только хлеб, и здесь норма тоже зависела от социальной группы.

Чтобы добыть еды, люди шли на рынок и в коммерческие магазины. Выручали и хваленые столовые, но состояние их зачастую было антисанитарным, а повара воровали продукты. «Котлеты, обжаренные поваром на машинном масле, а не на коровьем. Суп, в который бросили две задушенные мыши — даже такое происходило, об этом писали в газетах», — рассказала старший научный сотрудник музея Юлия Калинина.

Каждый гость мог внести свой вклад в развитие советского хозяйства — сдать вторсырье в переработку: старые галоши, чугун и железный лом, тряпье и даже кости. Да-да, из «костяного утиля» варили клей и мыло, делали пуговицы и вязальные крючки. Правда, в музее сырье было ненастоящим — посетителям предложили рассортировать по разным коробкам картинки. Но тем, кто с задачей справился, вручали грамоту. Напоследок можно было помечтать о домах советского будущего. И составить свой лозунг.

 

Туфелька для золушки и костюм Ихтиандра

(киностудия «Ленфильм», Каменноостровский проспект, 10).

«Я стоял в очереди два часа, а вышел из Ленфильма через 15 минут», — жаловался посетитель. На киностудии был ажиотаж. Толпа желающих попасть внутрь выстроилась далеко за ее пределами. Так, что даже мешала пешеходам пройти по тротуару. Поэтому неудивительно, что экскурсия была сокращенной

Гостям показывали гараж с железными «актерами» киностудии — автомобилями ЗИС 110, Chrysler SM-6 Sedan, Ford A и другими. Все эти машины — на ходу, но без номеров. Свободно передвигаться по городу они не могут. Для каждой новой съемки приходится подбирать свои номерные знаки, чтобы соответствовали стране и эпохе.

«Если нужно изобразить машину ржавой и с помятым крылом, то ее красят и бутафоры приделывают помятое крыло, — делилась секретами экскурсовод. — Бывает, что в кадре нужно показать автомобиль после взрыва. В этом случае происходит склейка пленки. Снимают целую, а потом — горелую, и склеивают пленку. Пожар ненастоящий — используют пиротехнику. На съемке фильма “Ладога” нужно было утопить “Полуторку”. Машину тянули канатом по льду Ладожского озера и в не самом глубоком месте утопили. После этого самым сложным было шоферу выбраться из тонущего транспорта. Что он с успехом сделал. Потом достали и машину».  

После посещения гаража можно было посмотреть реквизит и костюмы из известных фильмов. Так, например, оказывается, у Ихтиандра в картине «Человек-амфибия» было два костюма. Один — для подводных съемок, второй — для работы на суше. При этом каждую чешуйку портнихи пришивали вручную. А поскольку не было специальной техники для работы под водой, приходилось надевать кожух на камеру. Чтобы он не разгерметизировался, его покрывали лаком для ногтей.

Туфелька для Золушки (актриса Янина Жеймо) оказалась и вовсе похожей на силиконовую. «В фильме она выглядит как хрустальная благодаря мастерству оператора. И туфелька эта 32 размера», — пояснила гид.

Среди экскурсантов нашлось много желающих стать актерами. Они заполняли анкеты и отправлялись на фотосессию для портфолио. Остальные же просто фотографировались в интерьерах киностудии.

 

Космический мусор и поиск ресурсов на других планетах

(Планетарий, Александровский парк, 4).

Эпопея с очередями продолжилась в Петербургском планетарии. В этот раз даже привлекли полицию — чтобы сдерживать напор толпы. Ведь год назад публика в погоне за зрелищами едва не выломала дверь. Но это стало не единственным моментом, омрачившим вечер. На сеанс вновь пришли «фотографы», которые любят «подсвечивать» звездное небо в надежде запечатлеть его на память. Не помогли и предостережения лектора — ведь даже профессиональным кинематографистам еще не удалось сфотографировать звезды планетария. Вспышки то и дело озаряли купол, мешая изучать небо.

Лекторы не стали отступать от главной темы Ночи и рассказали об экологии в Космосе. Всем известно об исчерпаемости ресурсов: однажды настанет день, когда на Земле закончатся нефть и газ. Но Космос богат полезными ископаемыми. Добывать их можно на околоземных астероидах и на других планетах. Для этого в будущем появятся космические базы. Однако ученые уже сейчас рассуждают о том, как не допустить ошибку, перемещая ресурсы в далеких планет на нашу. Ведь при малейшем промахе они могут стать очередным космическим мусором.

С 1957 года вокруг Земли растет техногенная свалка — останки отработавших свое космических аппаратов курсируют по орбитам. «Если рост объемов мусора продолжится, наши внуки не смогут ни стартовать с Земли в Космос, ни вернуться на Землю сквозь слой мусора», — предостерегли исследователи. В общем, у посетителей планетария есть повод для размышления.

 

Дворники — ангелы и демоны

(Литературный музей «XX век», Малая Конюшенная, 4/2).

Некоторые с презрением относятся к профессии дворника. А зря. Когда-то это была уважаемая должность. И по-прежнему — очень важная работа. Почему — рассказали в Литературном музее «XX век». Во дворе дома гостей встречали волонтеры в костюмах дворников и предлагали пройти квест. Всем, кто ответил на вопросы о кудесниках метлы, достались небольшие сувениры. Финальным заданием стал ритуал избавления от негатива. Гости брали лист черной бумаги из корзины, писали на нем самое плохое, что с ними случилось в последнее время, и выбрасывали в урну.

Мини-лекции о профессии дворника начинались во дворе и проходили в режиме нон-стоп. Оказывается, в царской России дворник был ближайшим помощником городового. Он пресекал незаконные собрания, следил за нарушителями порядка. «Если человек жил без регистрации, то за каждые сутки его пребывания дворник должен был заплатить 5 рублей. Это были большие деньги», — рассказал старший научный сотрудник музея Алексей Семкин.

В какой-то мере дворник был демоном — ведь он сообщал в полицию о подозрительных людях, а также был понятным при арестах и обысках. Но в то же время он являлся ангелом — помощником для всех жильцов. Колол дрова, открывал двери припозднившимся жителям, помогал носить тяжелые вещи и бегал по поручениям. За все это он получал чаевые, поэтому профессия дворника была прибыльной и престижной. Во многом причиной разрухи после Октябрьской революции 1917 года стало как раз исчезновение дворников. Лишь со временем они вернулись в строй. Но и здесь сохранилась их двойственная натура. Ведь в 1930-е дворники получали часть имущества арестованных по их доносам людей.

Неоценим труд дворников в годы блокады — они очищали город и хоронили погибших. В то время, впрочем, большая часть населения города помогала в уборке улиц Ленинграда. Ну и конечно, в советское время дворниками были многие известные люди города на Неве — писатели, художники, музыканты. Эта профессия позволяла свободно заниматься творчеством и не прослыть тунеядцем, что по советским законам было преступлением. Ночь музеев, Литературный музей

 

Ночная прогулка по Некрополю

(Некрополь мастеров искусств, пл. Александра Невского, 1).

Кажется, что отправиться в экскурсию по Некрополю XVIII века ночью — испытание для сильных духом. Ночь, впрочем, была не столь темной. Экскурсоводы рассказывали о том, как подбирали растения для одного из старейших кладбищ города — цветы и кустарники, которые вызывают чувство светлой грусти. Читали лекции о реставрации камня, о Пушкине и его современниках.

Главные памятники освещали свечами. Это придавало еще более мистическую атмосферу происходившему. Сотрудники Некрополя говорят, что делается так только в ночь музеев. 

В четыре утра состоялся долгожданный мастер-класс. Реставратор показала гостям, как сохранить монументы от разрушения. Оказывается, надгробные плиты нужно регулярно мыть, чтобы очистить от грязи и грибков. Сначала их обдают водой. Потом протирают специальным шампунем, который безопасен для окружающей среды. После этого памятники отмывают под давлением. За считанные минуты на глазах у публики черный памятник стал белым. На чистый монумент наносят защитное покрытие. Оно защищает камень в течение на трех-четырех лет.

 

Антонида Пашинина, Петербургский авангард

 
«Ночь музеев-2017» состоялась, до следующей «Ночи музеев» целый год!